Культура
ЗаКРУГление культуры
Фото
из открытых источников

24 сентября 2019 13:34:13

328

Должен ли убитый тверской исполнитель становиться почетным гражданином города?

Новые подробности убийства популярного тверского исполнителя Михаила Круга опять вызвали волну оживления в СМИ. Спустя 17 лет следствие наконец-то нашло исполнителей преступления. Одни хвалят правоохранителей, другие ругают за то, что долго искали, третьи предлагают чуть ли не живьем растерзать убийц. Создается ощущение, что речь о каком-то выдающемся деятеле культуры, а не об авторе песни со ловами «раз, два, три по почкам. Раз, два три по печени. Ты потерпи браточек, а мы тебя подлечим». Нравится, такое творчество, разумеется, далеко не всем, но поклонников у него немало. Во всяком случае, их оказалось достаточно для того, чтобы Тверь у жителей российских городов прочно ассоциировалась с Михаилом Кругом. Хотя многих от таких ассоциаций коробит.

Благодаря Кругу и его товарищам по цеху слово шансон в России практически утратило свой первоначальный смысл. Есть даже такой анекдот. Заходит в магазин мужчина характерной наружности и просит что-нибудь из шансона. Продавец интеллигентного вида, поправив очки, начинает показывать: вот Джо Дассен, Вот Эдит Пиаф, вот Шарль Азнавур. И в ответ на вопросительное выражение лица покупателя добавляет: а блатняк вон там, в углу на нижней полке. В реальности, правда, все зачастую наоборот. Где-нибудь в неприметном углу как раз именитые французы, а творчество, воспевающее уголовную романтику, красуется на самом видном месте.

В границах преступного мира уголовная субкультура выглядит вполне естественно, и бороться с ней там занятие бесперспективное. Но когда такие «шансонье» выступают чуть ли не в Кремлевском дворце съездов, это, извините, дикость. Хоть подобному уже никто и не удивляется. Тому же Михаилу Кругу инициативная группа жителей Твери на полном серьезе предлагает присвоить звание почетного гражданина города или назвать его именем одну из улиц. Правда, в городской администрации уже несколько лет под разными предлогами активистам отказывают, однако они сдаваться не намерены и собираются писать письма в Госдуму и приемную президента.

Когда в Твери ставят памятник классику русской литературы Салтыкову-Щедрину, бывшему в городе губернатором, это ни у кого вопросов не вызывает. С памятником оперному певцу Сергею Лемешеву, родившемуся в этих местах, тоже все понятно: оба выдающиеся деятели русской культуры, чей вклад в нее не вызывает сомнений. А что, извините, для культуры сделал Михаил Круг? Увековечил нелегкую жизнь уголовников, которым только в ресторане «Лазурный» «не мешают мусора?».

«С похмелья вся Соминка, площадь и Южный. И на Пролетарке сушняк». «Поставьте себе в ж*пу с водкою клизму – И  запаха нет, и в дуплет». «Вот так за разом раз я попадал на срок. Но я не переживал, ништяк, браток!» Это не фразы из подслушанного разговора каких-нибудь гопников в подворотне. Это цитаты из песен «шансонье» Круга, которого некий Эдуард Шумский с группой товарищей совершенно серьезно предлагают сделать почетным гражданином Твери. Хочется спросить, все ли с ними хорошо.

Любители Михаила Круга возразят, что у него есть песни, посвященные родному городу и вообще напрямую не связанные с уголовной тематикой. Возможно. И не у одного Круга. Такие песни, вероятно, есть у большинства представителей так называемого «русского шансона». Только это, по сути, тот же «блатнячок» с лексикой, близкой тюремному арго, незатейливыми мелодиями и довольно примитивным мироощущением. Будем исполнять это в филармониях и включать в школьную программу как образцы высокой литературы?

В подростковой среде с популярностью уголовщиной романтики и так, кстати, все в полном «порядке». Банды АУЕ (Арестантский уклад един), состоящие из несовершеннолетних и культивирующие среди молодежи воровские законы и понятия, расползлись по всей стране, как чума. Это не милые безобидные дети, это уже состоявшиеся малолетние преступники, которые занимаются вымогательством денег у одноклассников, грабят магазины и избивают людей. Причем нередко участниками этих банд являются подростки из вполне благополучных семей, увлекшиеся криминальной идеологией. Интересно, откуда они ей подпитываются? Уж не из песен ли со словами «Что ж ты, фраер, сдал назад. Не по масти я тебе. Ты смотри в мои глаза. Брось трепаться о судьбе»?

С тверским исполнителем блатного жанра судьба сыграла злую шутку: он погиб от рук того самого криминала, который неустанно прославлял в своих песнях.

Возникает вопрос: если мы хотим сохранить в обществе нормальную систему ценностей и нравственные ориентиры, должна ли уголовная субкультура становится частью культуры нормальной, а Михаил Круг и его многочисленные коллеги по цеху — почетными гражданами, именами которых называют городские улицы?

Реклама