Общество
Глава Тверского района рассказал, как урегулировать конфликт между властью и обществом из-за «дистанционки»
Фото
yandex.ru

11 ноября 2020 12:29:21

1933

По мнению политика, поможет передача полномочий «вниз» и введение принципа солидарной ответственности

В Москве, как и по всей России, растёт недовольство родителей дистанционным форматом обучения школьников, практикующимся из-за распространения COVID-19. В особенности, по их мнению, под удар подпадают ученики 9 и 11 классов, которым в этом учебном году предстоит сдавать ОГЭ и ЕГЭ. Какие доводы у родителей, почему власти не идут на диалог с родительским сообществом, в чём корень проблемы и что с этим делать?

В конце сентября 2020 года мэр Москвы Сергей Собянин объявил двухнедельные каникулы для школьников до 18 октября в связи с тяжёлой эпидемиологической ситуацией. После каникул школьники 6-11 классов перешли на удалённый формат обучения. При этом младшеклассники 1-5 классов продолжили ходить в школу. Сначала такой формат анонсировался до 8 ноября, но затем был продлён до 29 ноября. 

А 10 ноября, после установления антирекорда с начала пандемии — 6897 выявленных случаев заражения в Москве — вышел новый указ, который отправил на «удалёнку» еще и студентов городских вузов и колледжей. Всем учащимся и студентам, находящимся на удалённом обучении, заблокировали социальные карты. Одновременно ограничили время работы ночных заведений, посещение кинотеатров, зрелищных мероприятий, ввели иные ограничительные меры. Ограничительные, но не запретительные. То есть заведения, к примеру, продолжат работу, хотя с 23 до 6 утра – только на вынос. При этом учащиеся (кроме 1-5 классов, и то если не сели на карантин) и студенты колледжей и вузов (включая, между прочим, медицинские) отправляются на дистанционное обучение.

«На этом фоне родители и многие студенты выражают резкое недовольство введенными ограничениями на образовательный процесс. При том, что те же студенты могут сначала позаниматься на лекции в zoom, а потом, ничтоже сумняшеся, поехать в бар и «подбухнуть» (хотя и до 11 вечера). Согласитесь, ситуация и впрямь странная. Немудрено, что ее следствием являются возгласы: «Власти учить народ не надо, надо только спаивать!»  и одновременно — «Ради продвижения дистанта закрыли кабаки!» — говорит глава МО «Тверской» Яков Якубович.

По его мнению, в любой спорной ситуации следует выслушивать все стороны и рассуждать с холодной головой.

«Основные доводы родителей вполне разумны и понятны. Главных из них два: резкое снижение качества образования онлайн и неправильная расстановка приоритетов: несправедливость по отношению детям и студентам, которых лишили личного присутствия именно в образовательном процессе, при том, что все открыто, хотя и с ограничениями. Есть и правовые коллизии, но оставим их для обсуждения юристам. Первый довод родителей — снижение качества образования — обусловлен несколькими вещами. Личный, очный контакт педагога (преподавателя) с учащимся (студентом) и онлайн по зуму не идут ни в какое сравнение», — продолжает политик. 

Яков Якубович рассмотрел различные модели взаимодействия в образовательном процессе:

1) Педагог в центре полукруга из слушателей;

2) Педагог за учительским столом, слушатели — за партами;

3) Педагог в онлайне, модератор в аудитории, слушатели за партами;

4) Педагог и слушатели в онлайне (а-ля дистант);

5) Вебинар в режиме онлайн (связь с педагогом только через чат и в одностороннем порядке);

6) Запись онлайн занятия.

По его мнению, даже в первом случае часть информации теряется, и до слушателя, возможно, доносится только процентов 80. А сколько ее теряется от первого пункта к шестому?

При этом, считает политик, студенты очной формы, заплатившие за обучение в аудитории, могут не получать компенсацию потери этой информации. Скверно и то, говорит Якубович, что студенты-очники не получают права получить пособие по безработице в случае потери работы. 

«Представьте себе (и это реальный случай): мужчина за 30 решил поступить в платную магистратуру. Несмотря на очную форму, он занимается вечером, что даёт ему возможность совмещать работу с учёбой. И вот из-за пандемии он теряет работу. Однако возможности встать на учёт в центре занятости он не получает: «Ах, вы учитесь? Ах, на «очке»? Ну вот идите и учитесь, пособие вам не положено». То есть человек, который решил вложить кровные заработанные средства, с которых он заплатил налоги, в собственный человеческий капитал, лишается работы, которая его не только кормит, но и идёт на его обучение, не может даже получить пособие по безработице. Где же здесь справедливость? И как можно говорить о том, что власти стимулируют людей приобретать новые навыки и компетенции?» — задается вопросами глава Тверского муниципального округа.

Возвращаясь к «школьному» вопросу, Яков Якубович усомнился в том, что ограничения в данном случае вообще могут привести к положительному результату.

«Ребёнок, ушедший на удалёнку, пусть он и почти взрослый в 6 классе (по чьему-то мнению в кабинетах правительства Москвы), будучи без полноценного контроля, который просто невозможен в режиме онлайн, вполне вероятно, не станет добросовестно заниматься. Отвлекаясь на гаджеты, чатики, игрушки, пока не видит учитель, он усвоит минимум материала, а после учёбы он, скорей всего, все равно пойдет «потусить с друзьями» в соседний ТРЦ. В этой ситуации попытка ограничить его передвижение школьным дистантом и «рекомендацией» сидеть дома не содержит смысла. И кто будет нести за это ответственность? Равно как кто будет нести ответственность за ребенка, который во время онлайн-урока физкультуры упал и расшиб себе лоб? Вообще, в отличие от традиционного очного формата, вряд ли школа будет нести ответственность за оставшегося одного дома ребенка», — считает политик. 

Также, по его словам, родители говорят и о сбоях в Московской электронной школе. О том, что в эфир «врываются» незнакомые люди, хулиганы, которые демонстрируют неприличные фото и видео. Возникают ошибки, система зависает. Родители жалуются и на гиподинамию подростков, ухудшение их здоровья и нарушение нормативов, которые предписывают ограничивать время пребывание у компьютера. 

«Вторым важным доводом родителей против дистанта является несправедливость по отношению к детям. Родители называют их в буквальном смысле жертвами «среднего пути», избранного московскими властями. То есть, отказа от полного локдауна с введением ряда ограничений. Многие родители согласны, с тем, что ситуация неблагополучная. Они считают, что лучше уж всем сесть на короткое время на карантин, чем оставить открытыми общественные места, хотя и с ограничениями, и при этом переводить на дистанционный формат учащихся, среди которых есть 9- и 11-классники, которым, между прочим, предстоит сдавать ОГЭ и ЕГЭ», — говорит Якубович. 

При этом, по его мнению, европейский опыт расставляет ровно противоположные приоритеты. Британские власти, рассуждая в долгосрочной перспективе, говорят о том, что низкая успеваемость напрямую влияет на экономику страны: 

«Возвращение в школу имеет жизненно важное значение для образования детей и их благополучия. Время, проведенное вне школы, пагубно сказывается на когнитивном и академическом развитии детей, особенно для детей из неблагополучных семей. Это влияние может повлиять как на текущий уровень образования, так и на способность детей учиться в будущем, поэтому необходимо обеспечить, чтобы все ученики могли вернуться в школу, как можно, раньше. Более низкая успеваемость также приводит к долгосрочным экономическим издержкам из-за наличия менее квалифицированной рабочей силы. Это влияет на уровень жизни сегодняшних учеников на протяжении всей их жизни», — написано на сайте профильного ведомства Великобритании. 

«И это при том, что на Альбионе объявлен полный локдаун до декабря: всем предписано оставаться дома, кроме походов на работу, учёбу и по неотложным делам. Аналогичная ситуация во Франции и Германии», —напоминает политик.

Яков Якубович считает: власти оставляют работать московскую экономику, чтобы не дать умереть малому и среднему бизнесу, который чуть не загнулся в первую волну. Но почему бы, считает он, не дать ему прямую помощь не в виде «отсрочек», а в виде прямых субсидий на время локдауна, и всё-таки объявить его на короткое время, тем самым успокоив волну распространения?

«Вопрос риторический и ответ на него, предполагаю, лежит на поверхности. Уж слишком много в московском дефицитном бюджете запланировано расходов (из них многие – далеко не на социальную политику, здравоохранение и образование) и слишком мало – доходов», — говорит глава Тверского муниципального округа.

При этом, по мнению Якубовича, положение в Москве и России с COVID-19 катастрофическое. Каждый день ставятся новые антирекорды, и, похоже, до плато нам еще далеко. Политик предполагает, что власти могли выбрать тактику «переболеть должны все, но не все сразу, а постепенно», и альтернативой этому может быть только прививка вакциной, которой пока мало кто доверяет. 

«По словам руководителя одного из образовательных учреждений, если в «первую волну» в школе коронавирусом переболел один педагог и семь учеников, то с сентября счёт идёт на десятки учеников и педагогов. Многие из педагогов в тяжелом состоянии, есть и смертельные случаи. На карантин закрываются группы в детских садах, целые параллели 1-5 классов. В случае обнаружения положительного учащегося все контактировавшие с ним уходят на двухнедельный карантин вместе со всей семьей, выход из которого возможен только после получения отрицательного результата ПЦР-теста. К сожалению, власти, возможно, не демонстрируют достоверную статистику в этой сфере, которая, возможно, поменяла отношение родителей к ситуации», — продолжает политик.

Якубович напомнил, что вместе с классами на карантин и больничный уходят и педагоги. А на оставшихся из них ложится многократная нагрузка: теперь они должны вести занятия и в онлайн и оффлайн-формате, что требует дополнительной методической подготовки, за которую никто не доплачивает. К тому же у педагогов появились дополнительные обязанности по ведению журналов и отчётов о проведенных санитарных мероприятиях (проветривание, дезинфекция и т.п.).

«Похоже, власти рассматривают оффлайн-обучение для 1-5 классов, скорее, как «одолжение», обусловленное тем, что дошколят и младшеклассников невозможно оставить дома одних, а работодателей сложно обязать переводить сотрудников с малолетними детьми на удалёнку. Да и удалённая работа не позволяет одновременно полноценно сопровождать образовательный процесс младшеклассников», — высказал свою точку зрения Яков Якубович.

Резонный вопрос, по его мнению, что со всем этим делать?

«Сейчас необходимы две вещи: установление двустороннего диалога между родительским сообществом и властями и больше свободы в принятии решений «на земле». Родительское сообщество самоорганизовывается феноменальными темпами. Только за 10 дней количество участников чата «Родители Москвы и МО за очное образование» приблизилось к 15 тысячам, и с каждым днём растёт в геометрической прогрессии. Проходит процедуры юридического оформления общественного движения «Родители Москвы». Идёт сбор подписей под многочисленными обращениями в адрес президента, депутатов Госдумы, Мосгордумы, федеральных и региональных профильных органов исполнительной власти. Эта активность, разумеется, не обходится без внимания разнообразных политиков и находится на контроле властей. Но к родителям (точнее к их лидерам) так никто и не вышел. Лишь журналисты программы «Вести.Москва» телеканала Россия-1 сняли, как мне кажется, однобокий сюжет, в котором родители представлены фантазёрами, несущими бред, несмотря на вполне разумные и объективные доводы с их стороны. Неудивительно, что вместо диалога следствием этого стал еще больший накал ситуации и эскалация конфликта», — говорит Якубович.

По его мнению, диалог, взаимодействие и поиск консенсуса помогли бы не столько снизить накал, сколько сократить коммуникационный разрыв между властями и обществом, который достиг в последнее время чудовищных масштабов. И это видно не только на примере скандальной ситуации с дистанционным обучением, но и во многих других общегородских проблемах.

«Вместе с родителями мы обратились к председателю Комиссии по образованию Мосгордумы Евгению Бунимовичу с просьбой организовать встречу представителей комплекса социального развития правительства Москвы и лидеров родительского сообщества для поиска консенсуса. И он, безусловно, вполне реален. Одним из вариантов такого консенсуса могла бы стать частичная передача полномочий по вопросу организации формата обучения директорам школ и управляющим советам, представляющим родительское сообщество, педагогический коллектив и учащихся. В этом случае и директора и управляющие советы несли бы солидарную ответственность за принимаемые решения по формату, оценивая ресурсы и осознавая последствия. По словам руководителей образовательных организаций, есть примеры, когда родительские сообщества, опасающиеся эпидемии, напротив, настаивают на дистанционном формате. Однако директора школ, ссылаясь на 346 Приказ Департамента образования, отказывают в этом. Напротив, для родителей учащихся, которые настаивают на отказе от дистанционного обучения, можно было бы обеспечить формат совместного присутствия, но при этом все родители понимали бы, что в случае обнаружения «положительного» ученика, отправляется на карантин не только весь класс вместе с педагогами, но и все семьи учащихся. Тем самым родители, учащиеся, педагогические коллективы и, конечно же, их руководители принимали бы решения сами и солидарно несли за них ответственность», — высказал свои предложения политик. 

Однако, как он считает, этого, скорее всего не произойдет. На протяжении последнего десятилетия система московского образования выстраивалась по тем же принципам вертикально интегрированной структуры и жёсткой административной системы, когда любая инициатива снизу может подавляться. А любой приказ Департамента, вызывающий недоумение или вопросы, неизбежно обсуждается с инспектором, курирующим учреждение.

«Директора, предполагаю, не готовы на себя брать ответственность, а управляющие советы не обладают должными полномочиями и ресурсом, чтобы принимать решения и нести за них ответственность. И это еще один пример масштабной централизации и выстраивания жёсткой вертикали, именуемой патернализмом», — говорит Яков Якубович. 

Тем не менее, по его мнению, надежда на диалог между властями и обществом есть.

«Неясно, будет ли становиться система более гибкой в ближайшее время, но необходимость такая назрела. Стоит отдавать в этом отчёт и ожидать, что ситуация начнёт меняться. Очевидно, что такие изменения будут болезненными, но подобно тренировкам для посадки на шпагат «забитые» мускулы системы могут достичь необходимого уровня растяжки при медленном, аккуратном, но последовательном и уверенном движении в сторону гибкости», — резюмирует политик.

Реклама