Политика
Больше, чем клуб по интересам. Как БРИКС пытается стать серьёзной альтернативой западным институтам
Фото
Фото взято с rg.ru

02 сентября 2023 22:10:29

3224

Президент Верховного национального совета кооперативов ЮАР Лоренс Бейл, выступая на форуме в Нижнем Новгороде, предложил создать офис кооперации стран БРИКС. Этот офис должен стать постоянно действующим органом, который будет заниматься налаживанием взаимодействия между членами объединения

Надо признать, что задумка эта очень полезная и актуальная для БРИКС, одной из ключевых проблем которого остаётся институциональная неопределённость. Объединение сперва четырёх, а после присоединения ЮАР – пяти развивающихся стран появилось в 2000-х в качестве неформальной площадки, на которой лидеры и руководители различных профильных ведомств государств-участников могли бы обсуждать вопросы, касающиеся всех стран-членов, и совместно вырабатывать решения для обеспечения устойчивого развития своих стран. Ни постоянно действующего руководящего органа, ни формализованной процедуры членства не было предусмотрено и не существует до сих пор. Самой серьёзной структурой с конкретными полномочиями, помимо множества отраслевых советов и рабочих групп, стал Новый банк развития со штаб-квартирой в Шанхае, который призван финансировать инфраструктурные проекты членов БРИКС. 

Учитывая, что Россия и Китай недвусмысленно обозначили своё неприятие западоцентричного миропорядка, попытка превратить БРИКС в полноценный международный институт, альтернативный МВФ, ВТО и другим существующим организациям, выглядит более чем своевременной. Однако пока создание офиса кооперации – это лишь предложение одного из представителей ЮАР. Ни конкретные параметры будущего органа, ни отношение других членов БРИКС к инициативе ещё неизвестны. Однако без прорывов в развитии объединения в последнее время не обошлось. И самые важные новости, опять-таки, приходили из ЮАР. Это связано с тем, что страна сейчас председательствует в БРИКС и стала хозяйкой саммита, прошедшего 22-24 августа в Йоханнесбурге. Главными интригами до саммита были два вопроса – поедет ли в ЮАР Владимир Путин и удастся ли согласовать расширение организации, в которую хотят вступить несколько десятков стран. Президент РФ от личного присутствия на саммите воздержался. Зато число членов БРИКС в ближайшее время всё-таки увеличится, несмотря на циркулировавшую в СМИ информацию о том, что Индия выступает против расширения. 

На самом саммите министр иностранных дел ЮАР Наледи Пандор рассказала, что принципы приёма в члены БРИКС согласованы, и вскоре их должен будет обнародовать президент республики Сирил Рамафоса. Позднее стало известно, что с 1 января 2024 года полноправными членами БРИКС станут Аргентина, Египет, Иран, ОАЭ, Саудовская Аравия и Эфиопия. Универсальные критерии для членства пока не опубликованы, а проследить какую-либо закономерность по одобренным заявкам довольно сложно, ведь официально своё желание вступить в БРИКС выразили уже 23 страны, лишь 6 из которых решено принять. Директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин предполагал, что критериями для вступления станут масштаб и характер экономики, а также определённые политические обязательства, которые должны поддержать страны-кандидаты. Среди них, вероятно, будут приверженность принципам свободной справедливой торговли, поддержка многополярного мира и реформы ООН для увеличения влияния развивающихся стран. 

Эксперт Института Куинси Саронг Шидоре констатировал, что расширение БРИКС свидетельствует о недовольстве многих стран нынешним мироустройством, однако организация вряд ли сможет заместить собой действующие международные институты. Действительно, стремление создать противовес западному влиянию толкает некоторые развивающиеся государства в интеграционные объединения вроде БРИКС, однако вопрос заключается в том, сможет ли организация предложить и затем успешно реализовать позитивную повестку, приносящую реальную пользу её членам. Этот вопрос особенно актуален для России, находящейся под наиболее сильным санкционным давлением. Между тем, складывается впечатление, что значительная часть потенциала БРИКС остаётся нереализованной, а некоторые члены предпочитают получать выгоду от членства и не отдавать что-либо в ответ. Доктор исторических наук, африканист Ирина Филатова рассказывала, что в Южной Африке очень популярны антизападные настроения и риторика, транслируемая Россией, однако представления о желаемом мировом порядке очень призрачны и сводятся к тому, что Запад с его требованиями о демократии и выборах своё влияние потеряет, а ЮАР автоматически приобретёт большой вес в международных делах. 

Основатель компании BRICS+ Analytics, член РСМД Ярослав Лисоволик уверен, что в ближайшее время члены БРИКС сосредоточатся на наращивании взаиморасчётов в национальных валютах. И это как раз российским интересам отвечает, ведь из-за финансовых санкций использование основных резервных валют, доллара и евро, для РФ очень ограничено. Однако эксперт добавляет, что БРИКС могла бы расширить экономическую повестку своей деятельности, чтобы повысить значимость объединения для экономик стран-членов. 

Впрочем, профессор Колумбийского университета Джеффри Сакс уверен, что БРИКС, особенно после расширения, сможет достаточно эффективно противостоять санкционному давлению и уменьшать негативное воздействие от западных ограничительных мер. Тем более что к объединению присоединяется ещё одна страна с опытом жизни под санкциями – Иран. Поэтому при наличии политической воли развивать это перспективное объединение у БРИКС есть возможность и стать тем авторитетным международным институтом, которым его хотели бы видеть в РФ. Правда, для этого предстоит не только расширить экономическое взаимодействие в рамках БРИКС, но и преодолеть политические разногласия, существующие внутри организации. Ведь теперь к традиционно соперничающим между собой Индии и Китаю добавятся два региональных конкурента, только недавно восстановившие дипотношения – Иран и Саудовская Аравия. Да и над новым названием, судя по всему, предстоит подумать, поскольку нынешняя аббревиатура БРИКС, составленная из первых букв названий стран-участниц, при её сохранении может создавать символическое неравенство новых членов и основателей организации. А в структуре, борющейся за справедливый многополярный мир, такое приветствоваться не должно.

Реклама