Общество
Член СПЧ Брод и психолог Ивановский объяснили, как внедрение социального рейтинга может повлиять на россиян
Фото
Московские Ведомости

Автор: Илья Быструхин

09 октября 2023 23:25:46

3661

Российский государственный социальный университет (РГСУ) занялся разработкой системы соцрейтинга «Мы». Информацию об этом подтвердил и проректор вуза по науке Василий Уроженко. Как потенциальное внедрение социального рейтинга может отразиться на населении и какие эмоции он может вызвать, рассказали член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод и клинический психолог, основатель академии «ТРИЭТТА» Валерий Ивановский

В высшем образовательном учреждении ожидают, что системой смогут пользоваться как органы власти, так и общественные организации «для реализации оперативной и объективной социальной поддержки населения», передает «Коммерсантъ». Проект платформы социального скоринга представили еще в 2022 году. Отчет РГСУ гласит, что рейтинг может состоять из двухкомпонентного скоринг-кода: социальный статус и социальный уровень. Первый — «заслуги» человека, а второй — оцифровка его «перспектив». 

«Оба названия компонентов, как и самого скоринг-кода, неудачные. Но можем уверенно предполагать, что в ходе проекта разработается строгий понятийный аппарат и подберутся уместные названия», — подчеркивается на официальном портале вуза.

Напомним, свою систему уже разработал Китай — «рейтинг социального доверия». Власти КНР впервые объявили о его внедрении в ряде провинций страны еще в 2014 году. Причем разработка рейтинга была обусловлена экономическими причинами. Например, благодаря этому иностранный инвестор мог искать потенциальных деловых партнеров и проверять сведения об их «надежности». Впоследствии инициатива охватила многие другие сферы жизни китайского населения, пишет РБК.

Комментируя идею о социальном рейтинге в России изданию «Московские ведомости», член СПЧ Александр Брод назвал подобный механизм весьма сомнительным. Особенно, если речь идет о попытке «выработать некий коэффициент полезности гражданина, тем самым якобы обеспечить его карьерный рост и дать определенные преференции».

Александр Брод
Фото: Владимир Гердо/ТАСС

«Такое впечатление, будто кто-то решил воскресить дурную антиутопию. Не думаю, что общество поверит в эту затею и, сломя голову, бросится в ней участвовать. Где гарантия, что тут же не будет установлен ценник на получение высокого рейтинга, что персональные данные будут сохранены, что высокий рейтинг действительно откроет «зеленую улицу»? Данный проект способствует разделению людей, а не созданию условий равных стартовых возможностей и равного доступа к благам. Сначала нужно добиваться оздоровления государственных институтов, в первую очередь, правосудия, создания культа права, образования, духовности», — считает правозащитник.

Мнением о потенциальном внедрении социального рейтинга в России поделился и клинический психолог Валерий Ивановский. Специалист рассказал, какой эффект может оказать оценка и сравнение с другими на моральное состояние людей.

Валерий Ивановский. Фото: Московские ведомости

«Реальность такова, что самые сильные эмоции в этом вопросе вызывает сам вопрос и сравнение этого рейтинга с какими-то аналогиями — китайскими и прочими. У людей появляются определенные мысли, что данный социальный рейтинг может использоваться как инструмент подавления их воли, элемент избыточного контроля, манипуляции и принуждения», — отметил психолог, добавив, что в реальности все гораздо проще и банальнее.

«Мифотворчество, связанное с тотальным контролем, из которой происходит сверхэффективность и зарегулированность всех сторон жизни китайского общества является не более чем мифом, порожденным недостатком информации о том, что происходит в Китае на самом деле. Но по тем скудным данным, которые до нас доходят из-за Великой китайской стены, мы видим, что (повседневная жизнь, — прим. авт.) в Китае ничем не отличается от других обществ с точки зрения тех проблем и достижений, с которыми сталкиваются и государство, и общество, и отдельный человек. Поэтому социальное рейтингование существенно не влияет на какие-либо социально-политические или экономические процессы. Более того, этот инструмент является попыткой оцифровать, упорядочить то, что и так существует в нашем обществе и то, что составляет сердцевину жизни человека», — пояснил Валерий Ивановский.

По словам эксперта, нахождение в социуме предполагает определенное рейтингование по самым разным категориям: «Наиболее яркий пример — это кастовая индийская система. Но и в традиционных обществах модерна существуют определенные рейтингование и кастовость, связанные, допустим, с уровнем образования, гендером, районами проживания, с профессией, предпочтениями, хобби и так далее. Это происходит всегда, везде и повсеместно. Поэтому в данном случае сама система рейтингования не сможет ни породить принципиально новые феномены, ни каким-то образом видоизменить существующую практику, кроме как внести определенное организующее начало. Примером такого социального рейтингования являются различные программы взаимодействия с населением, такие как «Активный гражданин» в Москве. Их эффективность каждый может оценить сам, и в этой связи бояться какого-то дополнительного воздействия не надо».

«Человек постоянно сравнивает себя с окружающими, с самим собой вчерашним и завтрашним. Сравнение является базовым свойством не только нашего социального бытия, но и базовым свойством нашего мышления. Это одна из основных логических операций, при помощи которой человек не просто познает мир, но и взаимодействует с ним, изменяет и этот мир, и себя», — добавил специалист.

Отвечая на вопрос журналиста издания о том, могут ли люди испытывать азарт или волнение при участии в соревновании за социальное признание, психолог отметил: 

«Конечно, могут. Люди могут вообще абсолютно всё. Наша жизнь настолько невероятна и разнообразна, что мы можем найти примеры, подтверждающие практически любые теоретические построения. Поэтому, безусловно, найдется определенное количество людей, которые будут использовать волнение от этой соревновательности. Будет абсолютное большинство тех, кто будет к этому абсолютно равнодушен. Найдется принципиальная группа людей, которая будет против этого протестовать. В процентном соотношении это распределится примерно так же, как распределяются все остальные социально-значимые явления: 10-15% — горячо «за», абсолютная масса в 70% — индифферентны и 10–15% населения — категорически против. Социальное рейтингование не является каким-то принципиальным инструментом дополнительного принуждения. Это заложено в том числе и в уязвимостях, и в ограничениях физических самих таких систем».

При этом людям не грозит зависимость от социального рейтинга, сравнимая с одержимостью азартными играми, считает Валерий Ивановский.

«Я думаю, что это не совсем уместное сравнение. Волей-неволей в повседневном режиме мы участвуем в этой социальной соревновательности — пытаемся отвоевать свое место под солнцем, стараемся играть множество социальных ролей и играть их удовлетворительно — в этом уже заложен принцип соревновательности. Мы должны быть такими же или не хуже, чем наше окружение дома, на работе, на отдыхе. Мы постоянно сравниваем себя с другими для того, чтобы понять кто мы есть. В этой связи ничего принципиально нового рейтингование не дает. Связь с азартными играми некорректна в том плане, что, во-первых, это абсолютно разные механизмы. Социальное рейтингование предполагает осознанное отношение к себе, к своему поведению для достижения каких-то результатов. В то время как азартные игры — это способ играть в рулетку с жизнью, не затрачивая никаких усилий получить все или все потерять. Здесь принципиально иные механизмы достижения желаемого. В первом случае ты составляешь или прилагаешь определенные целенаправленные усилия, которые должны привести к какому-то результату, и принципиально контролируешь и себя, и ситуацию, и тот инструментарий, который у тебя есть для достижения цели. В случае же с азартными играми, испытывая достаточно значительную неуверенность в себе, связанную с тем, что ты сам не можешь быть инструментом для достижения каких-либо целей, ты отдаешь все на откуп каким-то независящим обстоятельствам, внешним силам, предполагая, что они будут к тебе благосклонны. Поэтому, то, что может предложить социальное рейтингование по сравнению с тем, что может дать выигрыш или проигрыш в азартных играх, это принципиально иная стимуляция, — пояснил специалист.

Отдельное внимание Валерий Ивановский уделил потенциальным рискам развития тревожности у людей, которые будут регулярно думать об участии в социальном рейтинге.

«Во-первых тревожность могут вызвать сами размышления о необходимости участия в подобного рода экспериментах или социальных акциях. 

К сожалению, многие люди достаточно скептически оценивают свои способности, возможности, свою личность, думают, что они не способны удовлетворительно справиться с поставленной задачей. 

Во-вторых, тревога может быть связана с тем, что будет существовать диспропорция между теми условиями, которые необходимы для того, чтобы человек добился каких-то результатов и теми практическими жизненными навыками, которыми он обладает. Например, если гипотетически для того, чтобы получить высокие социальные рейтинги, человеку необходимо в совершенстве знать высшую математику, принципы ядерной физики или квантовой механики, безусловно, это спровоцирует тревогу. Здраво оценивая свои силы, человек будет понимать, что вряд ли у него получится занять какое-то высокое место. Это вызовет у него фрустрацию и разочарование в себе», — заключил клинический психолог.

Идею о социальном рейтинге ранее прокомментировали в Госдуме. Депутат Сергей Миронов выразил сомнение в целесообразности подобных мер, однако указал на необходимость внедрить соцрейтинг для чиновников.

Реклама