Удастся ли сельскому хозяйству России уйти от импортной зависимости

Сельское хозяйство России, как и другие отрасли экономики, столкнулось со сложностями из-за антироссийских санкций. Нарушение поставок комплектующих создает риски для снижения производства агротехники, хотя отечественные предприятия делают все, чтобы обеспечить потребности аграриев. Государство также предпринимает шаги в этом направлении. Об этом в беседе с журналистом издания «Московские ведомости» сообщила глава Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России Мария Елкина

В настоящее время государство оказывает помощь российским производителям сельхозтехники в поиске российских поставщиков. Так, на базе Фонда развития промышленности Минпромторгсоздал биржу контактов предприятий. С ее помощью любое машиностроительное и сельскохозяйственное предприятие может найти поставщика техники и компонентов, которые выпускаются на территории Российской Федерации.

В Минпромторге уверены, что такие шаги позволят не только обеспечить отечественных сельхозпроизводителей, но и стимулировать развитие аграрного машиностроения. 

«Мы считаем, что сейчас у нашей промышленности есть большой шанс вырасти, так как существенно сократятся объемы импортных поставок. Мы видим шанс нарастить объемы производства по итогам этого года. Потребность в сельскохозяйственной технике может с лихвой покрываться за счет возможностей российских и белорусских предприятий», — сказала Мария Елкина в беседе с журналистом издания.

В России не производятся отдельные виды техники, в том числе льноуборочная и оборудование для возделывания корнеплодов. Техника для садоводства выпускается в очень ограниченных масштабах. Государство ведет работу по стимулированию ее изготовления. Минпромторг в этом году запустил специализированную программу по поддержке разработок нового вида оборудования для сельского хозяйства и пищевой промышленности. «Мы будем финансировать проекты по созданию тех видов техники, которые в России не производятся. Это новый механизм, он начинает работать уже с этого года», — отметила Мария Елкина, добавив, что государство компенсирует до 60% стоимости расходов на НИОКР и платежи по аренде оборудования для организации серийного производства.

Однако, несмотря на такие меры, риски остаются. Так, темпы обновления парка сельхозтехники в этом году могут быть снижены из-за разрыва логистических цепочек, о чем заявил председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Константин Бабкин. 

Тем не менее, уже через несколько месяцев процесс замещения импортных компонентов и техники сможет компенсировать это падение, считает эксперт. 

«Сейчас идет активное замещение компонентов, которые поставлялись из стран, применяющих санкции, на компоненты российского производства или из других стран. Осенью этот процесс будет завершен, поэтому в следующем году у нас будут все возможности для того, чтобы машиностроение работало в полную мощность и удовлетворило все заказы», — заявил Константин Бабкин в своем выступлении на заседании Совета ТПП. 

Пока зависимость от импорта остается. Россия все еще закупает комбайны, оборудование для хранения и переработки сельхозпродукции, запчасти и комплектующие. В прошлом году 15% всей сельхозтехники закупалось за рубежом. Профильные министерства отмечают, что отечественное производство растет достаточно бысто. Так, по данным Министерства сельского хозяйства, в прошлом году производство сельхозтехники выросло на 46 % в сравнении с 2020 годом. Но импорт в 2021 году также существенно вырос, и в результате доля российской техники на рынке упала с 58% до 51%, говорит заместитель директора ассоциации «Росспецмаш» Денис Максимкин. 

По его словам, производство агротехники пока сохраняется на уровне прошлого года, но есть риски его снижения из-за проблем с зарубежными поставками таких комплектующих как двигатели, подшипники и трансмиссии. Производители ищут замену им, в том числе и в России. 

Дальний Восток вернется к «челночеству», а остальные регионы будут сидеть и недоумевать, где брать товар?

Параллельный импорт могут экономику не спасти, говорят эксперты 

Как известно, Минпромторг подготовил список продукции, которую предприниматели смогут ввозить в Россию без разрешения правообладателя. К ним относятся определенные бренды смартфонов и бытовой техники, некоторые марки машин и запчасти к ним и так далее. Таким образом, правительство предполагает, что параллельный импорт станет отличной возможностью не оставить россиян без тех товаров, которые попали под эмбарго. Однако, как это нередко бывает, то, что в теории выглядит хорошо, на практике реализуется с трудом. Так, есть регионы, которые априори не рассматривают параллельный импорт как полезный инструмент. 

Откуда ввозить?

Параллельный импорт не подразумевает контекст «подделка» или «контрабанда». Просто правительство разрешает ввоз товаров, которые покупаются не напрямую у официального дистрибьютора, а у третьих сторон. 

«В других странах это абсолютно приемлемо. Компания-производитель будет судиться если кто-то станет производить ее бренд без разрешения, а вот в случае оптовой покупки с целью дальнейшей реализации третьим лицам – это нормальная практика, — говорит руководитель московского подразделения ООО «Азия-Л» Вадим Воложанин. — Но в России было разрешено продавать товар только у официальных дистрибьюторов компании-производителя. Так вот сегодня данное условие на ряд продукции аннулировано. Например, если нужно поставить кроссовки определенного бренда в Россию, а компания напрямую с нашей страной не сотрудничает, их можно приобрести у кого угодно, хоть через Казахстан. Вопрос только в том, как на практике такая схема заработает? Тот же Казахстан, условно, закупает у производителя миллион кроссовок ежемесячно. А тут Россия просит продать еще миллион «сверху». Понятно, что американская компания догадается, почему запрос Казахстана вырос в два раза и очень быстро пресечет такую торговлю. Правительство придумало список разрешенных для ввоза в Россию брендов по параллельному импорту. А откуда и как их ввозить – большой вопрос». 

Специфика Приморья 

В Приморском крае о параллельном импорте предприниматели пока даже не задумываются. Дело в том, что по-настоящему крупного бизнеса, связанного с импортом, в регионе нет. Крупные компании специализируются на добыче ресурсов и экспорте. А те, кто что-то ввозит, тем более брендовое, работают в нишах малого и среднего предпринимательства. В отсутствии прежних иностранных поставщиков просто ищут им замену, благо Китай рядом. Здесь другие проблемы – увеличение стоимости товаров и усложнение логистики. 

Предприниматель Дмитрий Нерусский, работающий в сферах видеонаблюдения и поставок автозапчастей рассказал: «Работаю с поставщиками, которые ведут деятельность с сертифицированными брендами через официальных представителей иностранных компаний в России, и пока с параллельным импортом не сталкивался. Небольшие компании и магазины завязаны на таких крупных поставщиках, и вроде пока особых проблем не возникало даже после грянувшего в феврале кризиса. Конечно, стоимость выросла из-за скачка курса доллара, но этот тот форс-мажор, который все понимают. Хотя буквально вчера задал вопрос своему поставщику, и он сообщил, что в апреле продажи резко упали, так как на фоне рисков еще большего роста цен все, что было на складах скупили еще в марте. Проблемы две – удорожание стоимости и усложнение логистики, то есть найти необходимое и привести в Россию можно, вопрос только в цене». 

Юлия, сотрудник одной из крупных логистических компаний, тоже говорит, что если брать в пул обсуждения сами поставки санкционных товаров, то, вопреки возникшим в феврале опасениям, компании продолжили сотрудничать с Россией, только стоимость увеличилась, и логистика усложнилась: «В феврале я всерьез задумывалась, что могу потерять работу, и наша компания прекратит свою деятельность. Поскольку мы сотрудничаем с брендами, которые по идее должны были с российского рынка исчезнуть. Но все получилось наоборот. В марте был ажиотажный спрос на продукцию, работы прибавилось, наши клиенты раскупили все что было с наших складов, опасаясь, что цена еще больше увеличится. Сейчас спрос резко упал. Но мы ожидаем что к лету он стабилизируется. Пока параллельный импорт лично нам ни к чему».

О ненадобности параллельного импорта сообщает и Алексей Пермяков, управляющий центра обуви MANERA:

«Текущая стратегия нашей компании – поиск новых поставщиков, представителей международных компаний, благо мир на тех брендах, которые уходят с российского рынка, не зациклен, и есть масса других мировых брендов, которые также интересны нашему потребителю. Поэтому вопрос параллельного импорта мы пока не рассматриваем, так как нет механизмов как реализовать все это на практике. Одежда и обувь – это тот товар, который заказывается за 6-8 месяцев до начала отгрузок, соответственно сейчас найти поставщиков, которые смогут обеспечить данный сегмент соответствующим товаром маловероятно». 

Близость Китая всегда давала возможность Дальнему Востоку насыщать рынок практически любыми товарами – от гаджетов и бытовой техники до одежды и косметических средств. Вопрос качества по большому счету был вторым, так как превалировал момент ценовой доступности товаров. Однако сегодня, на фоне санкционного дефицита, стоимость китайской продукции тоже начинает расти.

«То, что брендовые магазины перейдут на подделки – исключено. Репутацией рисковать никто не захочет. Но может произойти следующее: любой российский предприниматель, торгующий, условно, на «вещевом рынке» и понимающий, что оригинальные бренды стали недоступными, начнет поднимать свои цены на контрафакт практически до «брендовых»», — поясняет Вадим Воложанин.

С тем что на российском рынке может увеличиться доля контрафакта, согласен и Алексей Пермяков: «Такие риски для потребителя есть. Но наши покупатели прекрасно могут отличить подделку от оригинала, поэтому рисковать своей репутацией лично мы не готовы. Сложно вообще представить, чтобы компании, дорожащие своей репутацией, заместили оригиналы контрафактом. Большинство предпочтет заменить поставщиков, сменить бренд, нежели переходить на подделку. Но на рынках и в магазинах «обычной одежды» доля условных «Абибасов» вырастет. Причем, и цена на них будет высокой».

Многие эксперты предполагают, что в Приморском крае с его спецификой именно возвращение к «челночеству» может стать альтернативой для небольших компаний продолжить работу практически в прежнем режиме. 

«В Приморье возможно возвращение к так называемому «актичному челночеству». Едет автобус в Китай, 30 человек провозит по 50 кг товара — за рейс получается 1,5 тонны продукции. Для небольшой компании это нормально. Понятно, что для сетевиков, которые импортируют до 300 тонн в месяц товаров на территорию России, челноками такой объем не навозишь. А для Приморского региона этого достаточно. Но в рамках страны такая схема не будет работать и экономику не «спасет». Тем более, «челночество» в разрезе европейских товаров априори невозможно. Так что «челночество» будет ограничено мелкими локальным перевозками в тех регионах, которые граничат с Китаем, типа Хабаровска, Забайкальска и Владивостока. Вся остальная страна будет сидеть и недоумевать – где брать товар», — подчеркнул Вадим Воложанин.

Что даст россиянам снятие правительством ограничений на импорт

Спецоперация в Украине и санкции ЕС, введенные на этом фоне, вызвали у многих россиян опасения вернуться к «пустым полкам 1990-х». Но эксперты утверждают: голодать не придется

С одной стороны, Россельхознадзор снял ряд ограничений на ввоз на территорию России яиц, мяса, молочной продукции, фруктов, овощей и орехов из более чем десятка стран. С другой, президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия «полностью обеспечивает себя основными продуктами питания». Второй момент достаточно спорный. Вопрос в том, что будет с ценами на импортозамещаемые продукты

Грядущая «китаезависимость»

Главная надежда России по части замещения импорта связана с Китаем. В этой связи некоторые эксперты всерьез опасаются, что пока мы перестраиваемся на собственное производство, страна превратится в некое подобие «китайского вассала».

В частности, такого мнения придерживается Вадим Воложанин, руководитель московского подразделения ООО «Азия-Л»:

«Я считаю, что в текущей ситуации решение на снятие запрета на импорт продукции из других стран в Россию было абсолютно верным. Население должно получить широкий доступ к продуктовым линейкам, и это также будет способствовать развитию конкуренции, а значитрегулированию цен на рынке.

Другое дело, что мы смело заявляем, что мыимпортозамещаемые, и с введением санкций проблем не будет. Но это не так. По замещению импорта речь идет только об отдельных отраслях. Например, продукцию сельского хозяйства, где используются, в том числе, международные технологии, заместить собственной в короткие сроки невозможно. На сегодняшний день местные производители не справляются с насыщением внутреннего рынка, поэтому мы рискуем стать китаезависимой страной по некоторым продуктовым позициям.

К сожалению, возможность китайских поставщиков устанавливать цены по собственному усмотрению, скорее всего, окажет негативное влияние на местных производителей, которые станут еще менее конкурентоспособными. Большинство покупателей предпочтут китайские овощи по 200 рублей, нежели местные, выращенные на огороде, стоимостью 400 рублей за кило», – полагает Воложанин. 

Евгений Воронин, глава фермерского предприятия «ИП Воронин» из села Суражевка, считает, что из-за роста юаня, как и остальных валют, почти в два раза импортные овощи вряд ли зайдут в Приморье дешевыми.

«А если мы говорим об основном борщевом наборе, нужны качественные овощи по доступной цене. Лично мы отгрузочные цены на картофель, свеклу и морковь оставили прежними. Готовность к следующему сезону составляет на текущий момент 90%: закуплены удобрения, семена, топливо, будем стараться вырастить хороший урожай. Лишь бы погода не подвела», – отмечает он.

Предприниматель и эксперт в области импорта продукции растениеводства Сергей Юрченко напоминает, что помимо Китая партнерами России являются Пакистан, Индия, Турция и ряд других стран: «Правда, не особо значимых для российской экономики, – добавляет он. – Однако ключевым поставщиком продукции безусловно является КНР, и речь идет об огромных объемах. Кроме того, никуда не исчезнет и рынок Кореи. На место привычных дорогих брендов придут другие, не хуже. Например, мыло Procter & Gamble ничем не отличается от китайского. Кроме того, очевидно, будет активно развиваться собственное производство». 

Голод не грозит?

Решением правительства России сняты ограничения на поставку ряда продуктов из Турции. Речь идет о яйцах, турецких томатах, перце, кабачках, баклажанах. Груши будут привозить из Боснии и Герцеговины. Картофель – из Бангладеш и Египта, яблоки – из Азербайджана. Открыты границы для ввоза томатов и перца из Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Туркменистана и Узбекистана.

Эксперты уверяют: благодаря снятию ограничений по импорту, для паники нет предпосылок, возвращение к пустым полкам и дефициту 1990-х россиянам не грозит. Дефицит овощей и фруктов в России не ожидается. 

«Однако, из-за падения рубля, а помимо доллара растет и юань, на котором мы будем завязаны, временно цены в ретейле вырастут», – признается Юрченко. Эксперт поясняет, что пока денежный оборот активен только с Китаем, сегодня банки работают:

«С контейнерами, я так понимаю, сейчас будет сильный кризис: с рынка ушли два крупнейших игрока. Постоянно поднимающийся курс доллара не дает возможность бизнесу выработать какую-то определенную стратегию. Пока большинство операций приостановлено. Введение санкций привело к тому, что многие иностранные компании демонстративно уходят с нашего рынка, теряя огромные суммы прибыли. Но этот кризис чреват закрытием наших, российских бизнесов и потерей рабочих мест, что очень печально». 

Напомним, на фоне начавшегося дефицита продуктов первой необходимости и роста их стоимости, крупные торговые сети уже установили лимиты на объемы продаж сахара, муки, риса и растительного масла. Цена на сахар в Приморье выросла до 112 рублей за кило.

Покупатель в некоторых магазинах сможет приобрести в одни руки не более 10 килограммов сахара, 10 литров растительного масла, 10 килограммов муки, 3 килограмма соли, 10 килограммов гречневой крупы, 10 килограммов риса, 10 килограммов макаронных изделий, 3 банки смеси для детского питания, 5 упаковок подгузников, 10 банок сайры «Госрезерв».

Вход на дотационную тропу

Российские производители надеются, что сложившаяся ситуация станет импульсом для правительства к реальной поддержке в развитии местного производства товаров. 

«Скорее всего правительство поддержит внутренний рынок субсидиями, и развивать внутренний валовый продукт будет приоритетно. Например, уже выделяются серьезные деньги на поддержку IT-технологий – сегодня это флагман рынка, – говорит Сергей Юрченко. — Надо понимать, что глобальный кризис отражается на всех странах мира. Ведь помимо того, что падает рубль, проседает и сам доллар – в Америке тоже все дорожает. Не исключаю, что у нас даже Coca-Cola будет продаваться, вопрос только в стоимости. Например, производство этого напитка на территории России не сворачивается, людей с рабочих мест не гонят. Просто инвестиционные проекты остановлены. И также будут поступать многие другие бренды».

Вадим Воложанин отмечает, что во всем мире отрасль продуктов питания (особенно овощи и фрукты) – не очень прибыльная и, скорее, дотационная: «Такие продукты априори не могут стоить дорого, на них нельзя заработать миллионы. В других государствах фермерам помогают субсидиями, техникой, льготными кредитами. Наверное, и у нас должны начать помогать».

Представитель фермерского хозяйства Евгений Воронин уверен: «Есть надежда, что министерство сельского хозяйства увеличит уровень господдержки фермерам, по крайней мере, обещания в этой части даются. Наша задача без серьезных потерь пройти этот сложный период и обеспечить население качественной продукцией по доступной цене».

Время перемен

Что касается общих проблем в логистике, они пока не решаются, говорят эксперты. 

«С логистикой в принципе везде плохо. На европейской границе вообще все остановлено. Но компании выстраивают логистику так, что даже если она выходит дороже, товары доставлены будут в срок. Вывод однозначен: дефицита не будет, но, думаю, цены на все вырастут. Однако, и с этим российский народ справится», – говорит Вадим Воложанин.  

Сергей Юрченко уверен, что с грядущим снижением товарооборота, логистика разгрузится. 

«Сейчас самый благоприятный момент, когда государству не просто нужно задуматься, а начать действовать в плане развития инфраструктуры тех же пограничных автомобильных пунктов пропуска и начинать с того, чтобы вывести переходы из частной собственности», – подчеркнул эксперт.

США в четыре раза увеличили импорт московского мороженого

Помимо США, холодный десерт пользуется спросом у таких стран как Канада, Китай, Белоруссия и Казахстан

Экспорт московского мороженого в США по итогам трех кварталов 2021 года увеличился до $19,66 млн, что почти на $16 млн больше, чем в аналогичный период 2020 года. Объем поставок за это время увеличился в 4 раза. Об этом сообщил глава департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы Александр Прохоров.

Ключевыми потребителями московского мороженого, по его словам, стали США, на втором месте Казахстан (+6,5% до $10,86 млн), на третьем — Канада (+ 3,1% до $1,54 млн). Среди покупателей холодного десерта также значатся Китай и Белоруссия.

Как отметил Прохоров, за 9 месяцев прошлого года на экспорт было отправлено на 65% продукции больше, чем в январе-сентябре 2020 года.

Всего московское мороженое экспортировали в 31 страну. 

Реклама