Что даст россиянам снятие правительством ограничений на импорт

Спецоперация в Украине и санкции ЕС, введенные на этом фоне, вызвали у многих россиян опасения вернуться к «пустым полкам 1990-х». Но эксперты утверждают: голодать не придется

С одной стороны, Россельхознадзор снял ряд ограничений на ввоз на территорию России яиц, мяса, молочной продукции, фруктов, овощей и орехов из более чем десятка стран. С другой, президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия «полностью обеспечивает себя основными продуктами питания». Второй момент достаточно спорный. Вопрос в том, что будет с ценами на импортозамещаемые продукты

Грядущая «китаезависимость»

Главная надежда России по части замещения импорта связана с Китаем. В этой связи некоторые эксперты всерьез опасаются, что пока мы перестраиваемся на собственное производство, страна превратится в некое подобие «китайского вассала».

В частности, такого мнения придерживается Вадим Воложанин, руководитель московского подразделения ООО «Азия-Л»:

«Я считаю, что в текущей ситуации решение на снятие запрета на импорт продукции из других стран в Россию было абсолютно верным. Население должно получить широкий доступ к продуктовым линейкам, и это также будет способствовать развитию конкуренции, а значитрегулированию цен на рынке.

Другое дело, что мы смело заявляем, что мыимпортозамещаемые, и с введением санкций проблем не будет. Но это не так. По замещению импорта речь идет только об отдельных отраслях. Например, продукцию сельского хозяйства, где используются, в том числе, международные технологии, заместить собственной в короткие сроки невозможно. На сегодняшний день местные производители не справляются с насыщением внутреннего рынка, поэтому мы рискуем стать китаезависимой страной по некоторым продуктовым позициям.

К сожалению, возможность китайских поставщиков устанавливать цены по собственному усмотрению, скорее всего, окажет негативное влияние на местных производителей, которые станут еще менее конкурентоспособными. Большинство покупателей предпочтут китайские овощи по 200 рублей, нежели местные, выращенные на огороде, стоимостью 400 рублей за кило», – полагает Воложанин. 

Евгений Воронин, глава фермерского предприятия «ИП Воронин» из села Суражевка, считает, что из-за роста юаня, как и остальных валют, почти в два раза импортные овощи вряд ли зайдут в Приморье дешевыми.

«А если мы говорим об основном борщевом наборе, нужны качественные овощи по доступной цене. Лично мы отгрузочные цены на картофель, свеклу и морковь оставили прежними. Готовность к следующему сезону составляет на текущий момент 90%: закуплены удобрения, семена, топливо, будем стараться вырастить хороший урожай. Лишь бы погода не подвела», – отмечает он.

Предприниматель и эксперт в области импорта продукции растениеводства Сергей Юрченко напоминает, что помимо Китая партнерами России являются Пакистан, Индия, Турция и ряд других стран: «Правда, не особо значимых для российской экономики, – добавляет он. – Однако ключевым поставщиком продукции безусловно является КНР, и речь идет об огромных объемах. Кроме того, никуда не исчезнет и рынок Кореи. На место привычных дорогих брендов придут другие, не хуже. Например, мыло Procter & Gamble ничем не отличается от китайского. Кроме того, очевидно, будет активно развиваться собственное производство». 

Голод не грозит?

Решением правительства России сняты ограничения на поставку ряда продуктов из Турции. Речь идет о яйцах, турецких томатах, перце, кабачках, баклажанах. Груши будут привозить из Боснии и Герцеговины. Картофель – из Бангладеш и Египта, яблоки – из Азербайджана. Открыты границы для ввоза томатов и перца из Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Туркменистана и Узбекистана.

Эксперты уверяют: благодаря снятию ограничений по импорту, для паники нет предпосылок, возвращение к пустым полкам и дефициту 1990-х россиянам не грозит. Дефицит овощей и фруктов в России не ожидается. 

«Однако, из-за падения рубля, а помимо доллара растет и юань, на котором мы будем завязаны, временно цены в ретейле вырастут», – признается Юрченко. Эксперт поясняет, что пока денежный оборот активен только с Китаем, сегодня банки работают:

«С контейнерами, я так понимаю, сейчас будет сильный кризис: с рынка ушли два крупнейших игрока. Постоянно поднимающийся курс доллара не дает возможность бизнесу выработать какую-то определенную стратегию. Пока большинство операций приостановлено. Введение санкций привело к тому, что многие иностранные компании демонстративно уходят с нашего рынка, теряя огромные суммы прибыли. Но этот кризис чреват закрытием наших, российских бизнесов и потерей рабочих мест, что очень печально». 

Напомним, на фоне начавшегося дефицита продуктов первой необходимости и роста их стоимости, крупные торговые сети уже установили лимиты на объемы продаж сахара, муки, риса и растительного масла. Цена на сахар в Приморье выросла до 112 рублей за кило.

Покупатель в некоторых магазинах сможет приобрести в одни руки не более 10 килограммов сахара, 10 литров растительного масла, 10 килограммов муки, 3 килограмма соли, 10 килограммов гречневой крупы, 10 килограммов риса, 10 килограммов макаронных изделий, 3 банки смеси для детского питания, 5 упаковок подгузников, 10 банок сайры «Госрезерв».

Вход на дотационную тропу

Российские производители надеются, что сложившаяся ситуация станет импульсом для правительства к реальной поддержке в развитии местного производства товаров. 

«Скорее всего правительство поддержит внутренний рынок субсидиями, и развивать внутренний валовый продукт будет приоритетно. Например, уже выделяются серьезные деньги на поддержку IT-технологий – сегодня это флагман рынка, – говорит Сергей Юрченко. — Надо понимать, что глобальный кризис отражается на всех странах мира. Ведь помимо того, что падает рубль, проседает и сам доллар – в Америке тоже все дорожает. Не исключаю, что у нас даже Coca-Cola будет продаваться, вопрос только в стоимости. Например, производство этого напитка на территории России не сворачивается, людей с рабочих мест не гонят. Просто инвестиционные проекты остановлены. И также будут поступать многие другие бренды».

Вадим Воложанин отмечает, что во всем мире отрасль продуктов питания (особенно овощи и фрукты) – не очень прибыльная и, скорее, дотационная: «Такие продукты априори не могут стоить дорого, на них нельзя заработать миллионы. В других государствах фермерам помогают субсидиями, техникой, льготными кредитами. Наверное, и у нас должны начать помогать».

Представитель фермерского хозяйства Евгений Воронин уверен: «Есть надежда, что министерство сельского хозяйства увеличит уровень господдержки фермерам, по крайней мере, обещания в этой части даются. Наша задача без серьезных потерь пройти этот сложный период и обеспечить население качественной продукцией по доступной цене».

Время перемен

Что касается общих проблем в логистике, они пока не решаются, говорят эксперты. 

«С логистикой в принципе везде плохо. На европейской границе вообще все остановлено. Но компании выстраивают логистику так, что даже если она выходит дороже, товары доставлены будут в срок. Вывод однозначен: дефицита не будет, но, думаю, цены на все вырастут. Однако, и с этим российский народ справится», – говорит Вадим Воложанин.  

Сергей Юрченко уверен, что с грядущим снижением товарооборота, логистика разгрузится. 

«Сейчас самый благоприятный момент, когда государству не просто нужно задуматься, а начать действовать в плане развития инфраструктуры тех же пограничных автомобильных пунктов пропуска и начинать с того, чтобы вывести переходы из частной собственности», – подчеркнул эксперт.

Столичные бизнесмены не видят смысла в новых ограничениях из-за COVID-19

Такое мнение выразили московские рестораторы. Они уверены, что из-за высокой контагиозности «Омикрона» очередное ужесточение мер не принесут практической пользы

По данным ученых, штамм «Омикрон» отличается от предыдущих мутаций — он передается в семь раз быстрее и действует на верхние дыхательные пути. Столичные предприниматели считают, что введение новых ограничений не скажется на уровне заболеваемости, однако повлечет за собой негативные последствия для бизнеса.

«В жестких мерах сейчас нет смысла, они не несут никакой пользы. Остановить жизнь города нельзя…», — отметил основатель сети ресторанов «Мясо&Рыба» Сергей Миронов. 

По мнению основателя компании HURMA Management Group Дмитрия Левицкого, для властей, как и для рестораторов абсолютно невыгодно губить бизнес.

Ранее ученые РАН оценили эффективность современных вакцин от мутирующего «Омикрона».

«Против штамма «Омикрон» вакцина «Спутник V» активна примерно на 50-60%. Против «Дельты» — значительно выше. С уверенностью можно говорить о том, что своевременная вакцинация существенно снижает количество летальных исходов и тяжелого течения болезни», — сообщил член-корреспондент РАН Сергей Нетесов.

Минкультуры призвали рассмотреть поправки об ограничении капремонта объектов, построенных в Москве до 1955 года

На онлайн-платформе «Change.org» опубликована петиция в защиту и сохранение первозданного исторического облика Москвы. Автором обращения выступил Эрик Шахназарян – автор исторического проекта «Скрытые места Москвы» (Hidden Places of Moscow)

По словам активиста, исторический центр столицы в последние годы стремительно теряет свой исконный облик, т.к. уничтожаются элементы внешнего и внутреннего оформления зданий и сооружений дореволюционной поры, а также оформленных в стиле конструктивизма и сталинского ампира. При этом безвозвратно утрачиваются уникальные и редкие образцы элементов отделки, в частности экземпляры ручной работы, или изготовленные из ценных пород дерева, созданные по индивидуальным проектам и известными иностранными фирмами (немецкой «Villeroy&Boch», польских «Marywil» и «Дзевульский и Лянге» и т.д.). Соответствующие конструкции, как отмечает Шахназарян, заменяются современными, но менее качественными аналогами. Вследствие этого, подлинный исторический образ сооружений навсегда утрачивается. 

Кроме того, по данным градозащитника, в полной мере не защищены силой закона не только объекты культурного наследия (ОКН), но и исторически ценные градоформирующие объекты (ИЦГФО). 

Автор петиции также подчеркивает, что в Москве не осуществляется должного контроля за сохранностью исторического облика города, и приводит в пример ситуацию с Торговым домом братьев Алексеевых (Доходный дом Богоявленского монастыря) на Никольской улице. Ранее в ноябре этого года это здание оказалось в центре скандала – с его фасада была демонтирована уникальная облицовочная плитка «Villeroy&Boch», что вызвало возмущение защитников архитектуры. 

В автор петиции призвал Министерство культуры РФ внести соответствующие поправки законодательство. По его мнению, они должны ограничить капитальный ремонт объектов, построенных до 1955 года включительно, вне зависимости от их статуса, и гарантирующих при проведении ремонтных работ сохранение подлинных и аутентичных элементов отделки, а также бережное отношение к ним. В ином случае будут окончательно утеряны исторические дух и память московских строений, а следовательно – и их туристическая и инвестиционная привлекательность. 

Собянин приостановил работу столичных предприятий на 11 дней в рамках борьбы с ковидом

Градоначальник рассказал о новых коронавирусных ограничениях в городе

В Москве на одиннадцать дней приостанавливается работа всех предприятий и организаций, а дни с 28 октября по 7 ноября 2021 года объявлены нерабочими. Такое решение принял мэр Москвы Сергей Собянин в связи с указом президента РФ Владимира Путина. 

«Ситуация в Москве также продолжает развиваться по худшему сценарию. В ближайшие дни мы достигнем исторических пиков заболеваемости ковидом. <…> Как показывает опыт, нерабочие дни являются самым эффективным способом снижения заболеваемости и смертности от ковида, т.к. позволяют в короткие сроки разорвать максимальное количество цепочек распространения заболевания», — сообщил градоначальник в своем блоге.

В указанный период не будут работать кинотеатры, кафе и рестораны, спортивные и культурные объекты и другие предприятия сферы торговли и услуг. Исключения составят аптеки, продовольственные магазины и предприятия, торгующие товарами первой необходимости. Точки общепита смогут работать на вынос и доставку готовых блюд.

Также приостановят свою работу центры «Мои документы» и помещения органов власти Москвы — госуслуги будут оказываться в электронном виде. Школы и детские сады уйдут на каникулы, а высшие и средние учебные учреждения перейдут на дистанционный формат работы. Проведение массовых мероприятий — под запретом, за исключением тех, которые будут проводиться по решению органов государственной власти или по согласованию со столичным Управлением Роспотребнадзора.

Медицинские организации продолжат оказывать плановую медицинскую помощь, экстренная медицинская помощь также сохранится в полном объеме. Продолжат работу и театры с музеями, но только при условии заполняемости помещений не более 50%, использования QR-кодов и защитных масок.

По окончании нерабочих дней театры и музеи продолжат работу с обязательным использованием QR-кодов. Это же правило коснется концертных, развлекательных, спортивных и прочих мероприятий с одновременным присутствием более 500 человек.

Помимо этого, с 8 ноября для пожилых москвичей в возрасте старше 60 лет и хронически больных граждан будет приостановлен бесплатный проезд в общественном транспорте — до 25 февраля 2022 года они будут обязаны соблюдать домашний режим. Ограничения не коснутся вакцинированных или переболевших в течение последних 6 месяцев москвичей.

Ранее президент Владимир Путин подписал указ о нерабочих днях, чтобы прекратить распространение СOVID-19. Наряду с этим Собянин объявил, что Москва на четыре месяца вводит антиковидные ограничения.

Superjob: менее 30% москвичей выступают за ужесточение антиковидных мер

Против усиления ограничений чаще всего выступают молодые люди

С 28 июня 2021 года посещать рестораны и кафе в Москве смогут только люди, переболевшие или вакцинированные от вируса COVID-19. Такие меры были приняты мэром столицы Сергеем Собяниным из-за сложившейся эпидемиологической ситуации. Ранее градоначальник также ввел ограничения на работу у фудкортов, зоопарков и детских комнат столицы.

Согласно социологическому исследованию сервиса Superjob, 29% москвичей считают, что необходимо и дальше ужесточать меры по борьбе с коронавирусом в городе. 46% против усиления карантинных мер и 25% затрудняются с ответом.

Респонденты старше 45 лет заявляют о необходимости более строгих мер чаще молодых москвичей (31%). Против усиления ограничений чаще высказываются люди от 25 до 34 лет (51%). Представителей полярных мнений среди мужчин больше, чем среди женщин: уверены в необходимости ужесточения мер по борьбе с коронавирусом 31% мужчин и 27% женщин, против усиления карантина 48 и 44% соответственно.

Ранее исследователи Superjob выяснили, сколько студентов готовы вакцинировать от COVID-19 ради очного посещения вуза.

Глава Тверского района рассказал, как урегулировать конфликт между властью и обществом из-за «дистанционки»

По мнению политика, поможет передача полномочий «вниз» и введение принципа солидарной ответственности

В Москве, как и по всей России, растёт недовольство родителей дистанционным форматом обучения школьников, практикующимся из-за распространения COVID-19. В особенности, по их мнению, под удар подпадают ученики 9 и 11 классов, которым в этом учебном году предстоит сдавать ОГЭ и ЕГЭ. Какие доводы у родителей, почему власти не идут на диалог с родительским сообществом, в чём корень проблемы и что с этим делать?

В конце сентября 2020 года мэр Москвы Сергей Собянин объявил двухнедельные каникулы для школьников до 18 октября в связи с тяжёлой эпидемиологической ситуацией. После каникул школьники 6-11 классов перешли на удалённый формат обучения. При этом младшеклассники 1-5 классов продолжили ходить в школу. Сначала такой формат анонсировался до 8 ноября, но затем был продлён до 29 ноября. 

А 10 ноября, после установления антирекорда с начала пандемии — 6897 выявленных случаев заражения в Москве — вышел новый указ, который отправил на «удалёнку» еще и студентов городских вузов и колледжей. Всем учащимся и студентам, находящимся на удалённом обучении, заблокировали социальные карты. Одновременно ограничили время работы ночных заведений, посещение кинотеатров, зрелищных мероприятий, ввели иные ограничительные меры. Ограничительные, но не запретительные. То есть заведения, к примеру, продолжат работу, хотя с 23 до 6 утра – только на вынос. При этом учащиеся (кроме 1-5 классов, и то если не сели на карантин) и студенты колледжей и вузов (включая, между прочим, медицинские) отправляются на дистанционное обучение.

«На этом фоне родители и многие студенты выражают резкое недовольство введенными ограничениями на образовательный процесс. При том, что те же студенты могут сначала позаниматься на лекции в zoom, а потом, ничтоже сумняшеся, поехать в бар и «подбухнуть» (хотя и до 11 вечера). Согласитесь, ситуация и впрямь странная. Немудрено, что ее следствием являются возгласы: «Власти учить народ не надо, надо только спаивать!»  и одновременно — «Ради продвижения дистанта закрыли кабаки!» — говорит глава МО «Тверской» Яков Якубович.

По его мнению, в любой спорной ситуации следует выслушивать все стороны и рассуждать с холодной головой.

«Основные доводы родителей вполне разумны и понятны. Главных из них два: резкое снижение качества образования онлайн и неправильная расстановка приоритетов: несправедливость по отношению детям и студентам, которых лишили личного присутствия именно в образовательном процессе, при том, что все открыто, хотя и с ограничениями. Есть и правовые коллизии, но оставим их для обсуждения юристам. Первый довод родителей — снижение качества образования — обусловлен несколькими вещами. Личный, очный контакт педагога (преподавателя) с учащимся (студентом) и онлайн по зуму не идут ни в какое сравнение», — продолжает политик. 

Яков Якубович рассмотрел различные модели взаимодействия в образовательном процессе:

1) Педагог в центре полукруга из слушателей;

2) Педагог за учительским столом, слушатели — за партами;

3) Педагог в онлайне, модератор в аудитории, слушатели за партами;

4) Педагог и слушатели в онлайне (а-ля дистант);

5) Вебинар в режиме онлайн (связь с педагогом только через чат и в одностороннем порядке);

6) Запись онлайн занятия.

По его мнению, даже в первом случае часть информации теряется, и до слушателя, возможно, доносится только процентов 80. А сколько ее теряется от первого пункта к шестому?

При этом, считает политик, студенты очной формы, заплатившие за обучение в аудитории, могут не получать компенсацию потери этой информации. Скверно и то, говорит Якубович, что студенты-очники не получают права получить пособие по безработице в случае потери работы. 

«Представьте себе (и это реальный случай): мужчина за 30 решил поступить в платную магистратуру. Несмотря на очную форму, он занимается вечером, что даёт ему возможность совмещать работу с учёбой. И вот из-за пандемии он теряет работу. Однако возможности встать на учёт в центре занятости он не получает: «Ах, вы учитесь? Ах, на «очке»? Ну вот идите и учитесь, пособие вам не положено». То есть человек, который решил вложить кровные заработанные средства, с которых он заплатил налоги, в собственный человеческий капитал, лишается работы, которая его не только кормит, но и идёт на его обучение, не может даже получить пособие по безработице. Где же здесь справедливость? И как можно говорить о том, что власти стимулируют людей приобретать новые навыки и компетенции?» — задается вопросами глава Тверского муниципального округа.

Возвращаясь к «школьному» вопросу, Яков Якубович усомнился в том, что ограничения в данном случае вообще могут привести к положительному результату.

«Ребёнок, ушедший на удалёнку, пусть он и почти взрослый в 6 классе (по чьему-то мнению в кабинетах правительства Москвы), будучи без полноценного контроля, который просто невозможен в режиме онлайн, вполне вероятно, не станет добросовестно заниматься. Отвлекаясь на гаджеты, чатики, игрушки, пока не видит учитель, он усвоит минимум материала, а после учёбы он, скорей всего, все равно пойдет «потусить с друзьями» в соседний ТРЦ. В этой ситуации попытка ограничить его передвижение школьным дистантом и «рекомендацией» сидеть дома не содержит смысла. И кто будет нести за это ответственность? Равно как кто будет нести ответственность за ребенка, который во время онлайн-урока физкультуры упал и расшиб себе лоб? Вообще, в отличие от традиционного очного формата, вряд ли школа будет нести ответственность за оставшегося одного дома ребенка», — считает политик. 

Также, по его словам, родители говорят и о сбоях в Московской электронной школе. О том, что в эфир «врываются» незнакомые люди, хулиганы, которые демонстрируют неприличные фото и видео. Возникают ошибки, система зависает. Родители жалуются и на гиподинамию подростков, ухудшение их здоровья и нарушение нормативов, которые предписывают ограничивать время пребывание у компьютера. 

«Вторым важным доводом родителей против дистанта является несправедливость по отношению к детям. Родители называют их в буквальном смысле жертвами «среднего пути», избранного московскими властями. То есть, отказа от полного локдауна с введением ряда ограничений. Многие родители согласны, с тем, что ситуация неблагополучная. Они считают, что лучше уж всем сесть на короткое время на карантин, чем оставить открытыми общественные места, хотя и с ограничениями, и при этом переводить на дистанционный формат учащихся, среди которых есть 9- и 11-классники, которым, между прочим, предстоит сдавать ОГЭ и ЕГЭ», — говорит Якубович. 

При этом, по его мнению, европейский опыт расставляет ровно противоположные приоритеты. Британские власти, рассуждая в долгосрочной перспективе, говорят о том, что низкая успеваемость напрямую влияет на экономику страны: 

«Возвращение в школу имеет жизненно важное значение для образования детей и их благополучия. Время, проведенное вне школы, пагубно сказывается на когнитивном и академическом развитии детей, особенно для детей из неблагополучных семей. Это влияние может повлиять как на текущий уровень образования, так и на способность детей учиться в будущем, поэтому необходимо обеспечить, чтобы все ученики могли вернуться в школу, как можно, раньше. Более низкая успеваемость также приводит к долгосрочным экономическим издержкам из-за наличия менее квалифицированной рабочей силы. Это влияет на уровень жизни сегодняшних учеников на протяжении всей их жизни», — написано на сайте профильного ведомства Великобритании. 

«И это при том, что на Альбионе объявлен полный локдаун до декабря: всем предписано оставаться дома, кроме походов на работу, учёбу и по неотложным делам. Аналогичная ситуация во Франции и Германии», —напоминает политик.

Яков Якубович считает: власти оставляют работать московскую экономику, чтобы не дать умереть малому и среднему бизнесу, который чуть не загнулся в первую волну. Но почему бы, считает он, не дать ему прямую помощь не в виде «отсрочек», а в виде прямых субсидий на время локдауна, и всё-таки объявить его на короткое время, тем самым успокоив волну распространения?

«Вопрос риторический и ответ на него, предполагаю, лежит на поверхности. Уж слишком много в московском дефицитном бюджете запланировано расходов (из них многие – далеко не на социальную политику, здравоохранение и образование) и слишком мало – доходов», — говорит глава Тверского муниципального округа.

При этом, по мнению Якубовича, положение в Москве и России с COVID-19 катастрофическое. Каждый день ставятся новые антирекорды, и, похоже, до плато нам еще далеко. Политик предполагает, что власти могли выбрать тактику «переболеть должны все, но не все сразу, а постепенно», и альтернативой этому может быть только прививка вакциной, которой пока мало кто доверяет. 

«По словам руководителя одного из образовательных учреждений, если в «первую волну» в школе коронавирусом переболел один педагог и семь учеников, то с сентября счёт идёт на десятки учеников и педагогов. Многие из педагогов в тяжелом состоянии, есть и смертельные случаи. На карантин закрываются группы в детских садах, целые параллели 1-5 классов. В случае обнаружения положительного учащегося все контактировавшие с ним уходят на двухнедельный карантин вместе со всей семьей, выход из которого возможен только после получения отрицательного результата ПЦР-теста. К сожалению, власти, возможно, не демонстрируют достоверную статистику в этой сфере, которая, возможно, поменяла отношение родителей к ситуации», — продолжает политик.

Якубович напомнил, что вместе с классами на карантин и больничный уходят и педагоги. А на оставшихся из них ложится многократная нагрузка: теперь они должны вести занятия и в онлайн и оффлайн-формате, что требует дополнительной методической подготовки, за которую никто не доплачивает. К тому же у педагогов появились дополнительные обязанности по ведению журналов и отчётов о проведенных санитарных мероприятиях (проветривание, дезинфекция и т.п.).

«Похоже, власти рассматривают оффлайн-обучение для 1-5 классов, скорее, как «одолжение», обусловленное тем, что дошколят и младшеклассников невозможно оставить дома одних, а работодателей сложно обязать переводить сотрудников с малолетними детьми на удалёнку. Да и удалённая работа не позволяет одновременно полноценно сопровождать образовательный процесс младшеклассников», — высказал свою точку зрения Яков Якубович.

Резонный вопрос, по его мнению, что со всем этим делать?

«Сейчас необходимы две вещи: установление двустороннего диалога между родительским сообществом и властями и больше свободы в принятии решений «на земле». Родительское сообщество самоорганизовывается феноменальными темпами. Только за 10 дней количество участников чата «Родители Москвы и МО за очное образование» приблизилось к 15 тысячам, и с каждым днём растёт в геометрической прогрессии. Проходит процедуры юридического оформления общественного движения «Родители Москвы». Идёт сбор подписей под многочисленными обращениями в адрес президента, депутатов Госдумы, Мосгордумы, федеральных и региональных профильных органов исполнительной власти. Эта активность, разумеется, не обходится без внимания разнообразных политиков и находится на контроле властей. Но к родителям (точнее к их лидерам) так никто и не вышел. Лишь журналисты программы «Вести.Москва» телеканала Россия-1 сняли, как мне кажется, однобокий сюжет, в котором родители представлены фантазёрами, несущими бред, несмотря на вполне разумные и объективные доводы с их стороны. Неудивительно, что вместо диалога следствием этого стал еще больший накал ситуации и эскалация конфликта», — говорит Якубович.

По его мнению, диалог, взаимодействие и поиск консенсуса помогли бы не столько снизить накал, сколько сократить коммуникационный разрыв между властями и обществом, который достиг в последнее время чудовищных масштабов. И это видно не только на примере скандальной ситуации с дистанционным обучением, но и во многих других общегородских проблемах.

«Вместе с родителями мы обратились к председателю Комиссии по образованию Мосгордумы Евгению Бунимовичу с просьбой организовать встречу представителей комплекса социального развития правительства Москвы и лидеров родительского сообщества для поиска консенсуса. И он, безусловно, вполне реален. Одним из вариантов такого консенсуса могла бы стать частичная передача полномочий по вопросу организации формата обучения директорам школ и управляющим советам, представляющим родительское сообщество, педагогический коллектив и учащихся. В этом случае и директора и управляющие советы несли бы солидарную ответственность за принимаемые решения по формату, оценивая ресурсы и осознавая последствия. По словам руководителей образовательных организаций, есть примеры, когда родительские сообщества, опасающиеся эпидемии, напротив, настаивают на дистанционном формате. Однако директора школ, ссылаясь на 346 Приказ Департамента образования, отказывают в этом. Напротив, для родителей учащихся, которые настаивают на отказе от дистанционного обучения, можно было бы обеспечить формат совместного присутствия, но при этом все родители понимали бы, что в случае обнаружения «положительного» ученика, отправляется на карантин не только весь класс вместе с педагогами, но и все семьи учащихся. Тем самым родители, учащиеся, педагогические коллективы и, конечно же, их руководители принимали бы решения сами и солидарно несли за них ответственность», — высказал свои предложения политик. 

Однако, как он считает, этого, скорее всего не произойдет. На протяжении последнего десятилетия система московского образования выстраивалась по тем же принципам вертикально интегрированной структуры и жёсткой административной системы, когда любая инициатива снизу может подавляться. А любой приказ Департамента, вызывающий недоумение или вопросы, неизбежно обсуждается с инспектором, курирующим учреждение.

«Директора, предполагаю, не готовы на себя брать ответственность, а управляющие советы не обладают должными полномочиями и ресурсом, чтобы принимать решения и нести за них ответственность. И это еще один пример масштабной централизации и выстраивания жёсткой вертикали, именуемой патернализмом», — говорит Яков Якубович. 

Тем не менее, по его мнению, надежда на диалог между властями и обществом есть.

«Неясно, будет ли становиться система более гибкой в ближайшее время, но необходимость такая назрела. Стоит отдавать в этом отчёт и ожидать, что ситуация начнёт меняться. Очевидно, что такие изменения будут болезненными, но подобно тренировкам для посадки на шпагат «забитые» мускулы системы могут достичь необходимого уровня растяжки при медленном, аккуратном, но последовательном и уверенном движении в сторону гибкости», — резюмирует политик.

Реклама