«Очень опасная спираль»: экономист Медведев рассказал, что станет с рынком товаров в России

Производство стекла упало на 30% – это связано со снижением спроса и западными санкциями, сообщает РБК. Финансовый омбудсмен Ассоциации российских банков, ученый-экономист Павел Медведев рассказал изданию «Московские ведомости», какое будущее ожидает ту продукцию, которая производится на территории России

«Нас ожидает сокращение производства — из-за отсутствия спроса в некоторых категориях товаров. Со стеклом, кстати, тенденция будет лишь усиливаться, поскольку упадет спрос на жилье. Такое развитие событий кажется достаточно правдоподобным, если в экономике не произойдет существенных изменений. Некоторые товары не будут производиться, из-за отсутствия технической возможности», – отметил эксперт.

По его словам, выживание предприятий будет зависеть от спроса: если потребитель по тем или иным причинам не захочет покупать то, что производится, то это вынудит предпринимателей свернуть процесс производства.

«Это такой отрицательный Тянитолкай. Закрылись заводы, которые собирали иностранные машины. Исчезли доходы сотрудников, которые там работали. Это очень опасная спираль», – заключил собеседник «Московских ведомостей». 

По мнению Медведева, производители будут искать новые рынки сбыта, и некоторым бизнесменам удастся это сделать. Россия подготовлена к экономическому шоку гораздо лучше, чем 30 лет назад, когда с дефицитом боролись, как выразился эксперт, «с помощью сумок».

«Люди, так называемые челноки, ездили за товаром в Турцию с сумкой. Они же не загружали пароходы. Теперь уже есть, если говорить по-марксистски, класс людей, способных организовать перемещение товаров куда более эффективно, чем это было в конце 80-х – начале 90-х годов. Поэтому возможность экспорта и импорта в любом случае сохранится. Вопрос не в принципе, а в мере: от челноков мы отошли уже давным-давно, но изменился и уровень потребления», – отметил экономист, добавив, что восстановить уровень потребления условного 2013 года с помощью различного рода ухищрений невозможно. 

Рассуждая на тему того, будут ли дорожать товары, он отметил два тренда, которые существуют на рынке потребления: «Будут бороться две тенденции: дефицит приведет к повышению цен, а изменение доходов населения спровоцирует их сдерживание, а может, даже их понижение. Та или иная тенденция будет побеждать, все зависит от класса товаров. Я думаю, что в узком классе очень дорогих товаров, вероятно, одержит верх тенденция на увеличение цены. Потому что так называемые «сливки общества» найдут способ сохранить свои доходы и приумножить их — именно они являются основными потребителями такой продукции. Что касается среднего класса и людей с более низкими доходами, очень возможно, что цены останутся на прежнем уровне либо же упадут, так как не будет спроса», – заключил Павел Медведев.

Дальний Восток вернется к «челночеству», а остальные регионы будут сидеть и недоумевать, где брать товар?

Параллельный импорт могут экономику не спасти, говорят эксперты 

Как известно, Минпромторг подготовил список продукции, которую предприниматели смогут ввозить в Россию без разрешения правообладателя. К ним относятся определенные бренды смартфонов и бытовой техники, некоторые марки машин и запчасти к ним и так далее. Таким образом, правительство предполагает, что параллельный импорт станет отличной возможностью не оставить россиян без тех товаров, которые попали под эмбарго. Однако, как это нередко бывает, то, что в теории выглядит хорошо, на практике реализуется с трудом. Так, есть регионы, которые априори не рассматривают параллельный импорт как полезный инструмент. 

Откуда ввозить?

Параллельный импорт не подразумевает контекст «подделка» или «контрабанда». Просто правительство разрешает ввоз товаров, которые покупаются не напрямую у официального дистрибьютора, а у третьих сторон. 

«В других странах это абсолютно приемлемо. Компания-производитель будет судиться если кто-то станет производить ее бренд без разрешения, а вот в случае оптовой покупки с целью дальнейшей реализации третьим лицам – это нормальная практика, — говорит руководитель московского подразделения ООО «Азия-Л» Вадим Воложанин. — Но в России было разрешено продавать товар только у официальных дистрибьюторов компании-производителя. Так вот сегодня данное условие на ряд продукции аннулировано. Например, если нужно поставить кроссовки определенного бренда в Россию, а компания напрямую с нашей страной не сотрудничает, их можно приобрести у кого угодно, хоть через Казахстан. Вопрос только в том, как на практике такая схема заработает? Тот же Казахстан, условно, закупает у производителя миллион кроссовок ежемесячно. А тут Россия просит продать еще миллион «сверху». Понятно, что американская компания догадается, почему запрос Казахстана вырос в два раза и очень быстро пресечет такую торговлю. Правительство придумало список разрешенных для ввоза в Россию брендов по параллельному импорту. А откуда и как их ввозить – большой вопрос». 

Специфика Приморья 

В Приморском крае о параллельном импорте предприниматели пока даже не задумываются. Дело в том, что по-настоящему крупного бизнеса, связанного с импортом, в регионе нет. Крупные компании специализируются на добыче ресурсов и экспорте. А те, кто что-то ввозит, тем более брендовое, работают в нишах малого и среднего предпринимательства. В отсутствии прежних иностранных поставщиков просто ищут им замену, благо Китай рядом. Здесь другие проблемы – увеличение стоимости товаров и усложнение логистики. 

Предприниматель Дмитрий Нерусский, работающий в сферах видеонаблюдения и поставок автозапчастей рассказал: «Работаю с поставщиками, которые ведут деятельность с сертифицированными брендами через официальных представителей иностранных компаний в России, и пока с параллельным импортом не сталкивался. Небольшие компании и магазины завязаны на таких крупных поставщиках, и вроде пока особых проблем не возникало даже после грянувшего в феврале кризиса. Конечно, стоимость выросла из-за скачка курса доллара, но этот тот форс-мажор, который все понимают. Хотя буквально вчера задал вопрос своему поставщику, и он сообщил, что в апреле продажи резко упали, так как на фоне рисков еще большего роста цен все, что было на складах скупили еще в марте. Проблемы две – удорожание стоимости и усложнение логистики, то есть найти необходимое и привести в Россию можно, вопрос только в цене». 

Юлия, сотрудник одной из крупных логистических компаний, тоже говорит, что если брать в пул обсуждения сами поставки санкционных товаров, то, вопреки возникшим в феврале опасениям, компании продолжили сотрудничать с Россией, только стоимость увеличилась, и логистика усложнилась: «В феврале я всерьез задумывалась, что могу потерять работу, и наша компания прекратит свою деятельность. Поскольку мы сотрудничаем с брендами, которые по идее должны были с российского рынка исчезнуть. Но все получилось наоборот. В марте был ажиотажный спрос на продукцию, работы прибавилось, наши клиенты раскупили все что было с наших складов, опасаясь, что цена еще больше увеличится. Сейчас спрос резко упал. Но мы ожидаем что к лету он стабилизируется. Пока параллельный импорт лично нам ни к чему».

О ненадобности параллельного импорта сообщает и Алексей Пермяков, управляющий центра обуви MANERA:

«Текущая стратегия нашей компании – поиск новых поставщиков, представителей международных компаний, благо мир на тех брендах, которые уходят с российского рынка, не зациклен, и есть масса других мировых брендов, которые также интересны нашему потребителю. Поэтому вопрос параллельного импорта мы пока не рассматриваем, так как нет механизмов как реализовать все это на практике. Одежда и обувь – это тот товар, который заказывается за 6-8 месяцев до начала отгрузок, соответственно сейчас найти поставщиков, которые смогут обеспечить данный сегмент соответствующим товаром маловероятно». 

Близость Китая всегда давала возможность Дальнему Востоку насыщать рынок практически любыми товарами – от гаджетов и бытовой техники до одежды и косметических средств. Вопрос качества по большому счету был вторым, так как превалировал момент ценовой доступности товаров. Однако сегодня, на фоне санкционного дефицита, стоимость китайской продукции тоже начинает расти.

«То, что брендовые магазины перейдут на подделки – исключено. Репутацией рисковать никто не захочет. Но может произойти следующее: любой российский предприниматель, торгующий, условно, на «вещевом рынке» и понимающий, что оригинальные бренды стали недоступными, начнет поднимать свои цены на контрафакт практически до «брендовых»», — поясняет Вадим Воложанин.

С тем что на российском рынке может увеличиться доля контрафакта, согласен и Алексей Пермяков: «Такие риски для потребителя есть. Но наши покупатели прекрасно могут отличить подделку от оригинала, поэтому рисковать своей репутацией лично мы не готовы. Сложно вообще представить, чтобы компании, дорожащие своей репутацией, заместили оригиналы контрафактом. Большинство предпочтет заменить поставщиков, сменить бренд, нежели переходить на подделку. Но на рынках и в магазинах «обычной одежды» доля условных «Абибасов» вырастет. Причем, и цена на них будет высокой».

Многие эксперты предполагают, что в Приморском крае с его спецификой именно возвращение к «челночеству» может стать альтернативой для небольших компаний продолжить работу практически в прежнем режиме. 

«В Приморье возможно возвращение к так называемому «актичному челночеству». Едет автобус в Китай, 30 человек провозит по 50 кг товара — за рейс получается 1,5 тонны продукции. Для небольшой компании это нормально. Понятно, что для сетевиков, которые импортируют до 300 тонн в месяц товаров на территорию России, челноками такой объем не навозишь. А для Приморского региона этого достаточно. Но в рамках страны такая схема не будет работать и экономику не «спасет». Тем более, «челночество» в разрезе европейских товаров априори невозможно. Так что «челночество» будет ограничено мелкими локальным перевозками в тех регионах, которые граничат с Китаем, типа Хабаровска, Забайкальска и Владивостока. Вся остальная страна будет сидеть и недоумевать – где брать товар», — подчеркнул Вадим Воложанин.

Пиво попадает под единую систему маркировки товаров

Министерство промышленности и торговли РФ предложило внести пиво и продукцию, изготавливаемую на его основе, в перечень товаров с обязательной маркировкой

3 декабря на Федеральном портале нормативных правовых актов появился документ, согласно которому с 1 сентября 2022 года производители пива в специализированной упаковке должны будут наносить на свой товар маркировку. Остальное пиво должно проходить ту же процедуру с 1 декабря того же года.

Предложение было внесено в рамках проекта по ликвидации незаконного оборота товаров в России. К 2024 году планируется создать единую систему маркировки продукции, которой уже подверглись лекарства, табачные изделия, а также ряд других товаров. 

Решению внести пиво в этот список поспособствовали результаты эксперимента, который стартовал 1 апреля этого года. В ходе тестирования удалось выяснить, что каждая шестая бутылка пива не соответствует установленным стандартам качества.

Реклама